Новости

Рожденные Бурей: Ниара.

31 text_august_short 2017 13:46

Автор: Артём Орловский.

Ниара

- Дедушка, ты уверен, что ему можно доверять? Да, мы пустили его в наши земли, да, проверили, но ты знаешь – с топей ничего хорошего к нам еще не приходило, - Ниара нервно расхаживала по комнате,  - Я понимаю, ты чувствуешь в нем силу, но кто знает,кто может быть уверен, что она - благо для нас? Даже если он и правда избранник Уорлога, кто даст гарантию,  что Уорлог желает нам только добра?

- Девочка моя, я понимаю – ты не доверяешь нашему гостю, но доверься мне. Боги создавали этот мир вместе, и вместе его защищают от брата, пошедшего против собственного замысла, - старик наоборот, сохранял полное спокойствие и безмятежность.

- Я знаю эту историю, - Уггуд, скованный бог предал братьев и пошел войной на их общее творение. Но какое отношение это имеет к нашей нынешней ситуации? Неужели ты веришь, что боги просто так взяли и начали вмешиваться в наши дела? С чего вдруг мы стали интересны им?

- Не нам судить о замыслах богов. Но я уже говорил тебя – я тоже чувствую пробуждение силы. Раньше Найрунг редко отвечал на мои молитвы, я лишь изредка чувствовал одобрение, мимолетное как ночное видение. Но теперь – готов поклясться, я иногда слышу его голос. Как будто разговор за дверью, сон наяву – он призывает меня укрепить веру и собраться с силами. – Манн встал из кресла и подошел к колдунье, - Ниара, я тоже считаю, что наступают темные времена. Нам стоит опасаться самого худшего и очень скоро. Этот сумасшедший гоблин может нам помочь. Если он действительно жрец Уорлога, мы сможем увидеть больше во время медитации. Мы должны узнать, что происходит за границей тьмы. Потому что в ином случае, - старик стукнул посохом по деревянному полу так, что зазвенела посуда на полках, - нам всем конец. Мы – первый барьер на пути темной силы и нас первыми сметут с пути. Это значит – мы должны хотя бы попытаться разглядеть, что происходит там, за Фаргондом.

Ниара пару секунд стояла перед старым жрецом и вглядывалась в его глаза, как будто пытаясь найти там какую-то скрытую истину. Наконец, она устало вздохнула, сделав три шага, упала в кресло, из которого встал Манн, и обреченно уставилась в стену.

- Хорошо, будь по-твоему. Мы попробуем провести обряд медитации. Надеюсь, ты увидишь, что же такое готовит нам темная сторона. И, надеюсь, твоя вера в этого гоблина не будет напрасной. Потому что мы оба будем открыты любому магическому воздействию с его стороны. И, если он задумал что-то недоброе, ни Найрунг, ни даже сам Сеггер нам не помогут.

- Не беспокойся, дорогая моя, я позабочусь обо всем. А ты – отдохни, нам обоим стоит набраться сил перед ритуалом, - старик подошел к двери и обернулся , - не мучай себя понапрасну, сдается мне – нам еще придется понервничать после завтрашнего обряда. Ложись спать, ведь завтрашний день важен не только для нас – весь мир зависит от нас.

- Хорошо, дедушка. – Обессилевшая волшебница махнула рукой, встала и поплелась в свою комнату.

Манн вышел из хижины и огляделся.

Ветер трепал седую бороду старика, мысли его были далеко от хижины на скалистом уступе. Завтра он, Ниара, Саннирр, Сейвар и этот гоблин, Горуг, проведут ритуал прозрения и попытаются заглянуть за темную границу, проведенную в горах уже давно. Нет, простыми глазами эту грань не увидеть. Но любой, способный использовать магическое зрение, сразу же увидит черную стену, разрывающую Халланские горы на части. Долгое время эта стена была недвижима,  как крепостной камень. Но теперь – рябь от земли до небес бежит по этой черноте. Щупальца мрака тянутся от основания и, отрываясь от своей альма-матер, падают в горы, заражая землю и порождая чудовищ. Порой, по этому мрачному монументу идут волны от ударов, стена вминается и, иногда, кажется, что этот покров не выдержит. Но нет, раз за разом, ярость утихает и вмятины разглаживаются. Но это лишь пока. Завтра они попытаются заглянуть за эту грань и узнать, что же готовится на темной стороне. А то, что подготовка идет полным ходом – Манну уже давно ясно.

Старик тяжело вздохнул и двинулся по узкой тропинке вниз, в сторону долины. Он любил горы, ведь всю жизнь он прожил здесь. Этот ветер был ему знаком; сухость и прохлада воздуха придавали сил, чтобы жить – жить и бороться. Старый жрец Найрунга будет биться с любым врагом – за свою землю и свой народ. Единственное, чего он хочет – уберечь свою внучку от грядущего мрака. Но, что-то подсказывало ему, что, несмотря на все его потуги, тьма захлестнет всех, не обращая внимания на желания и надежды простых смертных. Нет, Манн не отчаивается – он тверд духом и телом, несмотря на преклонный возраст. В любом случае, он последует совету, данному внучке – пойдет и выспится. Грядет тяжелый день.

Сгорбленная фигура старика удалялась все дальше и дальше, пока наконец не исчезла в ночной мгле. Лишь ветер завывал в вершинах, напевая свою, никому не понятную песнь. Песню о переменах, бывших и грядущих.

***

- Гоблин, я все понимаю. Вернее, я понимаю, что я ничего не понимаю. Но объясни мне – почему именно осьминог? И почему на голове?  - даже невысокая Саннирр глядела на гоблина сверху вниз.

- О, занятная история! Меня однажды кракен сожрал. Ну, в общем, мне повезло, что он меня, не жуя заглотил, хоть и мелкий еще был. Так вот, заглотил он меня, я по горлу и – хоп! Прямо в желудок плюхнулся. А кракен то еще маленький, не развернешься особо. Я вот там сижу, скрючившись, и думаю – что же делать. Переварит же – и поминай, как звали.  Хорошо – Уорлог подсказал, у меня же уже месяц как зуб аспида валялся в сумке, я про него уже и забыл даже. Там такая история была – шел я по лесу, смотрю – яма у дерева, ну точно там аспид живет…

- Да прекрати ты уже болтать, зеленый. – Саннирр встряхнула головой так, что белые пряди сердитыми змеями взлетели в воздух и хлестнули саму колдунью по щеке, - ты про осьминога рассказывай.

- Ой, прости, прости, - гоблин высунул язык, облизнулся и задумался, - да, осьминог. Ну так вот, - достал я зуб и, как пырну этого кракена в бок. Ну, думал вскрою, как огр – брюхонога. Да только тролль там плавал – у него желудок – толще, чем шкура этого самого огра. Взрослые кракены же жрут корабли и не давятся. А этот хоть и мелкий, да уже шупальца большие отрастил. И желудок крепкий, надо думать. Короче, тыкаю я его и тыкаю, а толку нет. Вернее  - почти нет. Чувствую, дергаться он начал.  Тут осенило меня! Ну, или Уорлог подсказал, кто-ж его поймет. В общем, - щекотно ему, этому кракену. Вот я и принялся его пинать, царапать и кусать, насколько мог. Он там такую пляску закатил, я уж думал – стошнит меня. Но нет, кракена раньше стошнило. Мною. Вылетел, как водяной из омута, когда за добычей лезет. Мало что ни в горы ваши меня зашвырнул. В общем, встал я, отряхнулся – ба, а сумка то и осталась в кракене,  - снял я её, когда зуб доставал, ну неудобно же было. Схватился за голову – а это что за напасть, осьминог на голове сидит. Окоченел аж от страха; надо думать, вцепился в меня, когда кракена тошнило, вот и со мной оттуда сбежал. Я сначала стряхнуть хотел, да только крепко сидит, зараза, от испуга челюсти свело. Ну а потом уже и привык как-то, да и чего он – мешает что-ли? - гоблин выжидающе уставился на беловолосую волшебницу.

- Эх, ну ты и складно болтаешь, зеленый. А что ест твой осьминог? Почему не сдох-то до сих пор? – девушка, уперев руки в бока, глядела на Горуга. Ох уж эти гоблины – никогда не поймешь, смеется или всерьез говорит. Хотя, Саннирр, до сих пор, только этого, единственного,  и видела.

- Так то же – бог! Я – бог! Ну, вернее, в голове у меня бог. А осьминог близко к богу, вот и питается божественной силой. Ну да, чем же еще, - гоблин умудрялся выглядеть одновременно и дураком и воплощением честности.

- Какой бог? Бог лапши, которую ты на уши вешаешь? Сейчас тебя в глыбу заморожу, будешь знать! - Саннирр все больше распалялась от этого спора.

Искренний, веселый смех прервал ссору.

- Ну что, познакомились, наигрались? – Ниара стояла в нескольких метрах, опираясь на камень. Улыбка на её лице говорила о том, что она наблюдает за этим спором уже несколько минут.

Саннирр возмущенно указала на гоблина

- Он говорит, что его съел кракен! А потом отрыгнул!

- Истинная правда! Вот его можете спросить, - гоблин указал себе на голову. Осьминог удивленно похлопал глазами.

Беловолосая волшебница застонала и села на землю, - Нет, я точно его чем-нибудь шарахну. Молнией или камнем. Ниара, скоро уже там? Я больше не вынесу этого гоблина.

Ниара посерьезнела, - Все готово. Я шла вас позвать. Дедушка и Сейвар говорят, что все должно получиться.

Горуг и Саннир тут же вскочили и подошли к волшебнице. Вся троица обогнула камень, около которого ждала волшебница и оказалась на тропе, ведущей к уступу скалы. Этот уступ вонзался в долину, как кинжал вонзается в плоть. На самом краю уступа был расчищен круг, метров в пять диаметром. По краям его высились колонны, белесые от старости, и уже почти обточенные ветром, за те века, пока они стояли тут. Эти колонны были свидетелями множества события, они видели величайшие победы и сокрушительные поражения магов гор, они служили им связью с самой первоосновой земли. Внутри круга, в самом центре, была начертана восьмилучевая звезда, а в её середине – белый камень, опал, предназначенный для фокусировки всей силы в одном месте. В одном человеке.  

Когда две волшебницы и жрец подошли к месту проведения ритуала, все было уже готово.  Последние пассы двух стариков обрамляли священное капище внешними погодными атрибутами – свет, ветер, холод. Своеобразные символы гор.

- А вот и вы, - белобородый старец Сейвар улыбнулся, - а мы как раз закончили. Что же, не будем тянуть?

- Да, нам уже не терпится начать, - Саннирр первая встала на один из лучей – тот, что указывал точно на запад.

- Хорошо, - Манн так же повернулся к только что прибывшим, - Жрец Уорлога, ты займешь южный, он ведет к твоей родине и месту твоей силы – болотам. Сейвар возьмет восток, Лант-Мор – это его родина. Ниара, ты возьмешь север, твоя сила и напор будут помогать мне на пути к нашей цели. Ну а я – я буду оком, глядящим с небес. Итак, занимайте места.

Один за другим, волшебники и жрецы встали на свои места. От былого веселья и улыбок не осталось и следа. Все были сосредоточены и серьезны. Манн огляделся. Сейвар, старый друг – стоял, закрыв глаза и опираясь на посох.  Его сила – расчетливость и мудрость, - спокойный белый поток силы, непрерывный и надежный, никогда не подведет и всегда будет рядом. Напротив него – Саннирр, живой поток воздуха, быстрая, энергичная, не любящая долгих размышлений и планирований – прямяа противоположность Сейвару. Несмотря на то, что она стоит с посохом, как и старый маг, - даже то как она держит его – резко, навскидку, с гордостью и вызовом, говорит о разнице их характеров. Манн перевел взгляд на Ниару. Прямая и ровная, как стрела, она стоит напряженная и насупившаяся. Внучка унаследовала от деда целеустремленность и готовность принести себя в жертву ради высшего дела, ради своего народа. Это иногда и пугало Манна – Ниара была для него самым ценным  в его жизни. Потерять её – этого старый жрец ни за что бы не вынес. Наконец, напротив Ниары, - самый необычный сегодняшний гость, гоблин – жрец, по имени Горуг. Именно на него делал ставку Манн. Тьма давно знает магов гор, как-никак – ближайшие соседи. Но вот против магии воды, силы болотного жреца, жреца Уорлога у мрака может не найтись эффективных средств. А если тьма будет не готова – все они, впятером, смогут проломить её оборону и выведать планы. И тогда, возможно, они смогут приготовиться к тому, что скоро обрушится на Лаар, или даже предотвратить это. По крайней мере, они попытаются.

- Итак, друзья мои. Пора! – Манн, произнес простое заклинание магического зрения. Душа его вырвалась из тела и начала стремительно подниматься. Он еще успел бросить взгляд на вниз – пять фигур на краю обрыва. Те, кто встали на пути зла.

Взгляд его летел над горами и долинами. Он видел поля, озера и города гномов, похожие на крепкие муравейники. Он видел стада горных козлов, пасущиеся на склонах, видел и крестьян, возделывающих скудные поля, ради крошки хлеба. Видел дороги, по которым тянулись караваны – горы жили торговлей. Но, чем дальше на север – тем меньше живых существ встречалось ему на дороге. Наконец, на горизонте появилась его цель. Черная пелена мрака, разделяющая землю на две половины – по эту сторону и по ту.

«Пора» – Манн мысленно обратился к гоблину.

«Не беспокойся, седая борода» – так же беззвучно ответил Горуг.

Манн почувствовал, как в него полилась сила, настолько чужая, что жреца передернуло. Однако, пока все шло по плану. Взгляд горного волшебника приближался к стене, а та пока не реагировала, не замечая необычной и непривычной магии болот, той которую она пока не воспринимала, как враждебную. Стена была так близко, что Манн был готов поклясться – он видел фиолетовые силуэты за этим маревом – горы темных земель.

«Приготовились! Вперед!» – Старый жрец со всей силы ударился в стену.  Одновременно с этим он услышал вскрик всех своих четверых помощников, которые одновременно начали вкачивать огромную силу в Манна. Белый Сейвар, лазурная Саннирр, льдисто-голубая Ниара, насыщенный темно-зеленый Горуг, - четыре потока слились внутри жреца, смешались вместе с темно-синим цветом самого старца.

Тьма взвыла, закричала на тысячу голосов. Пелена невидимости разорвалась, теперь враг видел его, обрушивал на него свою силу, ярость и ненависть. Черные щупальца стегали невидимое тело Манна, заставляя его душу кровоточить и страдать.

«Держись, друг» – Голос Сейвара звучал спокойно и размеренно, несмотря на все то адское напряжение, которое он испытывал сейчас, - «Она поддается, я чувствую».

Невиданный зверь завыл, заголосил еще сильней. Он понял, что его обманули, что в этот раз у него не один враг. Невидимые клыки еще сильнее вонзились в жреца, стремясь заставить его повернуть, во что бы то ни стало.

Вдруг жрец почувствовал, как лопнула струна. Лазурная поток угас, они остались вчетвером

«Саннирр!» – Манн вскричал от страха и боли – «Сейвар, помоги ей! Если ты не закроешь истечение её силы, она умрет!»

«Без нас вы не справитесь, а другого шанса не будет. Тьма будет готова и отразит атаку» – спокойный и рассудительный Сейвар не терял присутствия духа даже сейчас.

«Мы справимся. Ты забыл – я не один. И наш зеленый друг тоже. Боги помогут нам.» – Невидимое тело Манна терзали тысячи когтей и клыков, тьма торжествующе выла, чувствую нерешительность нападающих.

«Я верю тебе, друг» – белый поток на секунду усилился, ободряя на прощание, а затем резко угас.

«Ну что же, давайте же сделаем это и да поможет нам Найрунг. А тебе, жрец, пусть поможет и Уорлог.» – медиум вернул свое внимание к основной цели, - «И, взяли!»

«И ты держись, седая борода», - зеленый поток не ослабевал.

Они вонзились в стену еще сильнее, вдавливая и плюща её, сокрушая сопротивление мрака, вкладываясь в этот последний рывок. Ненавидяще завыл зверь, щупальца заметались, как сумасшедшие, не в силах остановить прорыв.

«АААА» – тройной крик боли слился в один, яркая вспышка – и все погасло. Они прорвались. На секунду Манн не понял, где он оказался. Как будто упав с высоты, он лежал на земле и приходил в себя. Затем он поднял голову и задрожал от ужаса.

Он видел.

Он смотрел на запад. Видел тьму, расстилающуюся до горизонта. Видел огромную армию, марширующую в сторону  его родных гор. Армию, подобной которой никогда не видывал свет. Не только люди – темные чудовища, пламенные демоны и порождения мрака.

Он смотрел на восток. По морям плыли корабли, несущие варваров севера – предателей рода людского, несли их к берега лесов Кронга, чтобы вторгнуться в них,  разворотить и разрушить, сжечь и сровнять с землей. Этим кораблям не было числа.

Он смотрел на юг – темные точки слуа по всем королевствам равнин. Там и тут мерцали эти пятна, распространявшие вокруг себя гниль и смерть – отряды мрака, засланные вглубь земель врага, готовые выйти из пещер и подвалов и сеять ужас и страх.

Он смотрел на север. Одинокой и покинутой стояла башня Тул-Багар. Пустые окна щербато улыбались ветру, посылая свои проклятья всем живым существам на свете. Жрец задрожал. Ведь с севера на него смотрели в ответ. Смотрели глаза старого врага. Врага, который жаждал мести.

«Дедушкааа!»  - Крик отвлек Манна от взгляда. Он обернулся и посмотрел на стену. Только сейчас он заметил, что стена кружится воронкой, всасывает в себя темную дымку, витающую в воздухе, стремясь закрыть дыру, создать кокон на месте пробоины. Он понимал,, что если эта дыра закроется – Манн останется тут навсегда.

«Вытаскивай его, сожри тебя акванит, давай же» - голос гоблина звучал глухо и надрывно.

«Помогай, зеленый» - прохрипела внучка.

Обессилевший Манн почувствовал, как его куда-то тянут. Он летел над облаками, такими синими и прекрасными.

«Успеем! Успеем!» - голос Ниары сорвался на крик

«Да чтоб тебя, вайла ты несчастная, тяни! Еще чуть-чуть!»

Хлопок.

Вспышка.

Тишина.

***

Манн открыл глаза. Синее небо посмотрело на него в ответ. Старик резко сел, воспоминания нахлынули единой волной.

- Спокойно, седая борода, не дергайся, - гоблин сидел прямо перед ним.

- Саннирр? Что с ней? И с остальными? – Жрец огляделся. Он увидел лишь Ниару, стоявшую чуть в стороне.

- Белая то? Да, крепко ей досталось, -  гоблин зевнул, - Ничего, жить будет, старик её к лекарю унес.

- Хорошо. Одна из немногих хороших новостей. Я видел страшное, - Манн поник головой.

- Ты не беспокойся, мы через тебя тоже видели, можешь не объяснять. Беда и правда грядет, бог то не шутил, - Горуг встал и потянулся.

Ниара подошла к жрецам.

- И что нам теперь делать? Как мы сможем остановить все это?

- Я не знаю, дорогая моя, - Манн все еще не мог оправиться от обряда, - Но я точно знаю, что мы не справимся одни.

- Ты хочешь собрать совет гор? Всех магов, - в глазах волшебницы заблестела надежда.

- Да, я сделаю это. Но я говорю не только о горах, - Манн взглянул Ниаре прямо в глаза, - я говорю о всем нашем мире. Друзья мои, мы - единственные, кто точно знает, что нас всех ждет. По крайней мере, я так думаю. Королевства на равнинах, леса Кронга - все они далеко от границы. Безусловно, они чувствуют волнение, но масштаба бедствия - не представляют себе даже близко. Мы должны сообщить им, предупредить их. Возможно, они отправят помощь сюда, к нам.

Ниара застыла от удивления

- Привести сюда, в горы? Ты же знаешь, гномы будут против. Да, они торгуют с людьми с равнины, но к себе домой - не пустят их никогда.

- Времена меняются, дорогая моя. Если гномы не примут подмоги от других рас - их земли превратятся в пепел. Я уверен, они поймут и согласятся. Но, увы, -  у нас нет времени ждать.  - Манн встал, опираясь на руку внучки, - И совет и гномы слишком медлительны. Мы не можем ждать, пока они соберутся и обсудят погоду и последние пересуды. Действовать нужно немедленно.

- Ты хочешь отправиться вниз, на равнины? - Ниара не верила своим ушам.

- Увы, дорогая моя. Я должен быть здесь. А вот ты - нет. К тому же, я хочу защитить тебя, хоть так, - старик взял волшебницу за руку и заглянул ей в глаза, - ты моя внучка, самое ценное что у меня осталось в этом мире. А еще - ты умна, прозорлива и справедлива, ты сможешь убедить волшебников там, внизу. Я прошу тебя отправиться туда.

- Ты хочешь, чтобы я отправилась туда одна? Но я никого там не знаю. Да я даже не знаю, как туда добраться, - волшебница выглядела потрясенной, напуганной и радостной одновременно.

- Ты еще не забыла, чему училась в академии? Передача воспоминаний. Внизу ты должна найти одного человека, моего старого друга. Его зовут Орвас, он - важный человек в иерархии Империи. Расскажи ему обо всем, он поможет тебе. И еще - ты пойдешь не одна, - жрец повернулся к Горугу, - жрец Уорлога, я прошу тебя отправиться в этот путь вместе с моей внучкой. Ты послужишь живым доказательством всей серьезности ситуации.

- Сейчас, я должен спросить у бога, - гоблин плюхнулся на землю и уселся в позе лотоса, - Так… Да… Ага... Хорошо! Он говорит, что внизу нас ждет обед! Это хорошо, - выжидающе Горуг взглянул на Манна, - ой, прости, помочь внучке, точно. Ну так это - конечно. Я же сюда за этим и шел. Внучке твоей помогать. Мне бог так и сказал - ищи розового вайла по имени Ниара. Вот я и нашел.

-Хорошо. Спасибо, жрец. И да, на будущее - не розовый вайл, а человек. Так мы называемся. А сейчас - заклинание, - Манн и Ниара сжали руки в воинском приветствии - обхватив друг друга за локти. Вокруг них потекли синие сполохи, расцветая в воздухе. Секунда - и все было кончено. Манн обнял свою внучку.

- Я люблю тебя, дорогая моя. Береги себя, путь будет сложен и опасен. - слезы потекли по лицу старика.

- И ты себя береги, дед. - у Ниары глаза тоже были на мокром месте, - И передавай привет Саннирр, пусть поправляется. И Сейвару скажи спасибо от меня.

- Ну и долго вы обниматься будете? – гоблин, уже мысленно был в пути, - Седая борода, не скучай, еще увидимся.

Манн выпустил Ниару из своих обьятий, - И ты, дорогой друг. Береги себя. И береги мою внучку, слушай своего бога!

Жрец смотрел, как пара – высокая колдунья и маленький гоблин – быстрым шагом удалялась от него, в сторону плато. И лишь ветер донес до него крик

- Я всегда его слушаю! Он ведь у меня в голове, забыл?!